Ruth diaz desnuda

968 Share

Ruth diaz desnuda

 - Дай парню передохнуть. Ни для кого не было секретом, что Мидж Милкен недолюбливала Тревора Стратмора. Стратмор придумал хитроумный ход, чтобы приспособить Попрыгунчика к нуждам агентства, но его схватили за руку. Несмотря ни на что, АН Б это стоило больших денег. Фонд электронных границ усилил свое влияние, доверие к Фонтейну в конгрессе резко упало, и, что еще хуже, агентство перестало быть анонимным. Внезапно домохозяйки штата Миннесота начали жаловаться компаниям Америка онлайн и Вундеркинд, что АНБ, возможно, читает их электронную почту, - хотя агентству, конечно, не было дела до рецептов приготовления сладкого картофеля. Провал Стратмора дорого стоил агентству, и Мидж чувствовала свою вину - не потому, что могла бы предвидеть неудачу коммандера, а потому, что эти действия были предприняты за спиной директора Фонтейна, а Мидж платили именно за то, чтобы она эту спину прикрывала. Директор старался в такие дела не вмешиваться, и это делало его уязвимым, а Мидж постоянно нервничала по этому поводу.

На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью. - Komm doch hierher, - сказал немец сдавленным голосом, сбрасывая с себя пижаму и поворачиваясь на спину. Росио через силу улыбнулась и подошла к постели. Но, посмотрев на распростертую на простынях громадную тушу, почувствовала облегчение. То, что она увидела пониже его живота, оказалось совсем крошечным. Немец схватил ее и нетерпеливо стянул с нее рубашку. Его толстые пальцы принялись методично, сантиметр за сантиметром, ощупывать ее тело. Росио упала на него сверху и начала стонать и извиваться в поддельном экстазе. Когда он перевернул ее на спину и взгромоздился сверху, она подумала, что сейчас он ее раздавит.

 - Средняя цена определяется как дробь - общая стоимость, деленная на число расшифровок. - Конечно.  - Бринкерхофф рассеянно кивнул, стараясь не смотреть на лиф ее платья. - Когда знаменатель равняется нулю, - объясняла Мидж, - результат уходит в бесконечность. Компьютеры терпеть не могут бесконечности, поэтому выдают девятки.  - Она показала ему другую колонку.  - Видишь. - Вижу, - сказал Бринкерхофф, стараясь сосредоточиться на документе.

 Аегорortо. Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов.

 - У всех на виду. - Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.  - Почему. Стратмор сощурил .

Замечательно. Он опустил шторку иллюминатора и попытался вздремнуть. Но мысли о Сьюзан не выходили из головы. ГЛАВА 3 Вольво Сьюзан замер в тени высоченного четырехметрового забора с протянутой поверху колючей проволокой. Молодой охранник положил руку на крышу машины. - Пожалуйста, ваше удостоверение. Сьюзан протянула карточку и приготовилась ждать обычные полминуты. Офицер пропустил удостоверение через подключенный к компьютеру сканер, потом наконец взглянул на. - Спасибо, мисс Флетчер.  - Он подал едва заметный знак, и ворота распахнулись.

536 Share

Ruth diaz desnuda

 Сьюзан, - сказал.  - Дай мне двадцать минут, чтобы уничтожить файлы лаборатории систем безопасности. После этого я сразу перейду к своему терминалу и выключу ТРАНСТЕКСТ. - Давайте скорее, - сказала Сьюзан, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь тяжелую стеклянную дверь. Она знала, что, пока ТРАНСТЕКСТ будет продолжать сжирать аварийное питание, она останется запертой в Третьем узле. Стратмор отпустил створки двери, и тонюсенькая полоска света исчезла. Сьюзан смотрела, как фигура Стратмора растворяется во тьме шифровалки. ГЛАВА 63 Новообретенная веспа Дэвида Беккера преодолевала последние метры до Aeropuerto de Sevilla. Костяшки его пальцев, всю дорогу судорожно сжимавших руль, побелели.

Если вычесть… - Он прав, - сказал Джабба, повернувшись к Соши.  - На этих таблицах есть числа. Количество протонов. Период полураспада. Что-нибудь, что можно было бы вычесть одно из другого. - Три минуты! - послышался крик. - А сверхкритическая масса? - предложила Соши.  - Тут сказано, что сверхкритическая масса плутония составляет тридцать пять и две десятых фунта.

 Мидж… пошли. Это личный кабинет директора. - Это где-то здесь, - пробормотала она, вглядываясь в текст.  - Стратмор обошел фильтры. Я в этом уверена.  - Она подошла вплотную к окну. Бринкерхофф почувствовал, как его тело покрывается холодным. Мидж продолжала читать. Мгновение спустя она удовлетворенно вскрикнула: - Я так и знала.

 - Мистер Чатрукьян, - буквально прорычал он, - дискуссия закончена. Вы должны немедленно покинуть шифровалку. Немедленно. Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов.

Ты видел кольцо. Двухцветный замер. Как правильно ответить. - Viste el anillo? - настаивал обладатель жуткого голоса. Двухцветный утвердительно кивнул, убежденный, что честность - лучшая политика. Разумеется, это оказалось ошибкой. В следующую секунду, со сломанными шейными позвонками, он сполз на пол. ГЛАВА 61 Джабба лежал на спине, верхняя часть туловища скрывалась под разобранным компьютером.

Попытка переделать Цифровую крепость - дело серьезное и хлопотное. Я не хотел тебя впутывать. - Я… понимаю, - тихо сказала она, все еще находясь под впечатлением его блистательного замысла.  - Вы довольно искусный лжец. Стратмор засмеялся. - Годы тренировки. Ложь была единственным способом избавить тебя от неприятностей. Сьюзан кивнула. - А неприятности немалые.

767 Share

Ruth diaz desnuda

Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать.

Она забыла его отключить. ГЛАВА 37 Спустившись вниз, Беккер подошел к бару. Он совсем выбился из сил. Похожий на карлика бармен тотчас положил перед ним салфетку. - Que bebe usted. Чего-нибудь выпьете. - Спасибо. Я лишь хотел спросить, есть ли в городе клубы, где собираются молодые люди - панки.

С обеих сторон на него надвигались стены извивающейся улочки. Беккер искал какой-нибудь перекресток, любой выход, но с обеих сторон были только запертые двери. Теперь он уже бежал по узкому проходу. Шаги все приближались. Беккер оказался на прямом отрезке, когда вдруг улочка начала подниматься вверх, становясь все круче и круче. Он почувствовал боль в ногах и сбавил скорость. Дальше бежать было некуда. Как трасса, на продолжение которой не хватило денег, улочка вдруг оборвалась.

 Значит, я не могу сойти. Парень захохотал. - Доедешь до конечной остановки, приятель. Через пять минут автобус, подпрыгивая, несся по темной сельской дороге. Беккер повернулся к панку. - Этот тарантас когда-нибудь остановится. - Еще пять миль. - Куда мы едем. Парень расплылся в широкой улыбке.

 - Что случилось. ГЛАВА 93 Причастие. Халохот сразу же увидел Беккера: нельзя было не заметить пиджак защитного цвета да еще с кровавым пятном на боку. Светлый силуэт двигался по центральному проходу среди моря черных одежд. Он не должен знать, что я.  - Халохот улыбнулся.  - Может считать себя покойником. И он задвигал крошечными металлическими контактами на кончиках пальцев, стремясь как можно быстрее сообщить американским заказчикам хорошую новость. Скоро, подумал он, совсем .

Да будь они прокляты, эти криптографы. Ничего не понимают в системах безопасности. Присяга, которую Чатрукьян принимал, поступая на службу в АНБ, стала непроизвольно прокручиваться в его голове. Он поклялся применять все свои знания, весь опыт, всю интуицию для защиты компьютеров агентства, стоивших не один миллион долларов. - Интуиция? - с вызовом проговорил. Не нужно интуиции, чтобы понять: никакая это не диагностика. Он решительно подошел к терминалу и запустил весь набор программ системных оценок ТРАНСТЕКСТА. - Твое сокровище в беде, коммандер, - пробормотал .

993 Share

Ruth diaz desnuda

Беккер держал коробку под мышкой. Я ничего не упустил. Он в последний раз бросил взгляд на труп на алюминиевой столешнице. Покойный лежал на спине, лицом вверх, освещаемый лампами дневного света, вроде бы ничего не скрывая. Беккер непроизвольно снова и снова вглядывался в его странно деформированные руки. Он присмотрелся внимательнее. Офицер выключил свет, и комната погрузилась в темноту. - Подождите, - сказал Беккер.  - Включите на секунду. Лампы, замигав, зажглись.

Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.  - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты. - Быть может, я мог бы позвонить в номер и… - Простите, - сказал консьерж, и вся его любезность мгновенно улетучилась.  - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал.  - Извините за беспокойство. Повернувшись, он направился через фойе к выходу, где находилось вишневое бюро, которое привлекло его внимание, когда он входил. На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу.

Через несколько секунд на экране показалась надпись: ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН Не зная, что искать дальше, она ненадолго задумалась и решила зайти с другой стороны. НАЙТИ: ЗАМОК ЭКРАНА Монитор показал десяток невинных находок - и ни одного намека на копию ее персонального кода в компьютере Хейла. Сьюзан шумно вздохнула. Какими же программами он пользовался. Открыв меню последних программ, она обнаружила, что это был сервер электронной почты. Сьюзан обшарила весь жесткий диск и в конце концов нашла папку электронной почты, тщательно запрятанную среди других директорий. Открыв ее, она увидела несколько дополнительных папок; создавалось впечатление, что у Хейла было множество почтовых адресов. Один из них, к ее удивлению, был адресом анонимного провайдера.

В дверях появилась телефонистка и поклонилась: - Почтенный господин. - Слушаю. Телефонистка отвесила еще один поклон: - Я говорила с телефонной компанией. Звонок был сделан из страны с кодом один - из Соединенных Штатов. Нуматака удовлетворенно мотнул головой. Хорошая новость. Звонок из Соединенных Штатов. Он улыбнулся. Значит, все правда.

И словно по волшебству в этот момент открылась дверь, и в комнату оперативного управления, запыхавшись, вбежала Мидж. Поднявшись на подиум, она крикнула: - Директор. На коммутатор поступает сообщение. Фонтейн тотчас повернулся к стене-экрану. Пятнадцать секунд спустя экран ожил. Сначала изображение на экране было смутным, точно смазанным сильным снегопадом, но постепенно оно становилось все четче и четче. Это была цифровая мультимедийная трансляция - всего пять кадров в секунду. На экране появились двое мужчин: один бледный, коротко стриженный, другой - светловолосый, с типично американской внешностью. Они сидели перед камерой наподобие телеведущих, ожидающих момента выхода в эфир.

Единственная спиральная лестница упиралась в каменную камеру квадратной формы, в стенах были проделаны узкие прорези для обозрения, но, разумеется, никакого выхода он не. Дэвид Беккер поднялся на последнюю крутую ступеньку и, едва держась на ногах, шагнул в крошечную каменную клетку. Со всех сторон его окружали высокие стены с узкими прорезями по всему периметру. Выхода. Судьба в это утро не была благосклонна к Беккеру. Выбегая из собора в маленький дворик, он зацепился пиджаком за дверь, и плотная ткань резко заставила его остановиться, не сразу разорвавшись. Он потерял равновесие, шатаясь, выскочил на слепящее солнце и прямо перед собой увидел лестницу. Перепрыгнув через веревку, он побежал по ступенькам, слишком поздно сообразив, куда ведет эта лестница. Теперь Дэвид Беккер стоял в каменной клетке, с трудом переводя дыхание и ощущая жгучую боль в боку. Косые лучи утреннего солнца падали в башню сквозь прорези в стенах.

708 Share

Ruth diaz desnuda

Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска. Это было его местью. Она посвятила Дэвида в некоторые секреты криптографии и, желая держать его в состоянии полной готовности к неожиданностям, посылала ему записки, зашифрованные не слишком сложным образом. Список необходимых покупок, любовные признания - все приходило к нему в зашифрованном виде. Это была игра, и со временем Дэвид стал неплохим шифровальщиком. А потом решил отплатить ей той же монетой. Он начал подписывать свои записки Любовь без воска, Дэвид. Таких посланий она получила больше двух десятков. И все был подписаны одинаково: Любовь без воска.

Быть может, я смогу его узнать. - Ну… - произнес голос.  - Он очень, очень полный. Ролдан сразу понял. Он хорошо запомнил это обрюзгшее лицо. Человек, к которому он направил Росио. Странно, подумал он, что сегодня вечером уже второй человек интересуется этим немцем. - Мистер Густафсон? - не удержался от смешка Ролдан.  - Ну .

Она была небольшой, приблизительно, наверное, метр на метр, но очень тяжелой. Когда люк открылся, Чатрукьян невольно отпрянул. Струя горячего воздуха, напоенного фреоном, ударила ему прямо в лицо. Клубы пара вырвались наружу, подкрашенные снизу в красный цвет контрольными лампами. Далекий гул генераторов теперь превратился в громкое урчание. Чатрукьян выпрямился и посмотрел. То, что он увидел, больше напоминало вход в преисподнюю, а не в служебное помещение. Узкая лестница спускалась к платформе, за которой тоже виднелись ступеньки, и все это было окутано красным туманом. Грег Хейл, подойдя к стеклянной перегородке Третьего узла, смотрел, как Чатрукьян спускается по лестнице.

Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство. Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то. Стратмор - человек гордый и властный, наблюдение за ним следует организовать так, чтобы никоим образом не подорвать его авторитета. Из уважения к Стратмору Фонтейн решил заняться этим лично. Он распорядился установить жучок в личном компьютере Стратмора - чтобы контролировать его электронную почту, его внутриведомственную переписку, а также мозговые штурмы, которые тот время от времени предпринимал. Если Стратмор окажется на грани срыва, директор заметит первые симптомы. Но вместо признаков срыва Фонтейн обнаружил подготовительную работу над беспрецедентной разведывательной операцией, которую только можно было себе представить. Неудивительно, что Стратмор просиживает штаны на работе.

Сначала изображение на экране было смутным, точно смазанным сильным снегопадом, но постепенно оно становилось все четче и четче. Это была цифровая мультимедийная трансляция - всего пять кадров в секунду. На экране появились двое мужчин: один бледный, коротко стриженный, другой - светловолосый, с типично американской внешностью. Они сидели перед камерой наподобие телеведущих, ожидающих момента выхода в эфир. - Это что еще за чертовщина? - возмутился Джабба. - Сидите тихо, - приказал Фонтейн. Люди на экране вроде бы сидели в каком-то автобусе, а вокруг них повсюду тянулись провода. Включился звук, и послышался фоновой шум.

На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер. Рафаэль де ла Маза, банкир из пригорода Севильи, скончался почти мгновенно. Рука его все еще сжимала пачку банкнот, пятьдесят тысяч песет, которые какой-то сумасшедший американец заплатил ему за дешевый черный пиджак. ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.  - В шифровалке творится нечто непонятное.

699 Share

Ruth diaz desnuda

Сколько времени он уже занят поиском. Открылось окно - такие же цифровые часы, как на ТРАНСТЕКСТЕ, которые должны были показывать часы и минуты работы Следопыта. Однако вместо этого Сьюзан увидела нечто совершенно иное, от чего кровь застыла в жилах. СЛЕДОПЫТ ОТКЛЮЧЕН Следопыт отключен. У нее даже перехватило дыхание. Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила.

Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону. Мысли Сьюзан перенеслись в прошлое, и глаза ее непроизвольно упали на листок бумаги возле клавиатуры с напечатанным на нем шутливым стишком, полученным по факсу: МНЕ ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ЛОСКА, ЗАТО МОЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ ВОСКА. Дэвид прислал его после какой-то мелкой размолвки. Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска. Это было его местью. Она посвятила Дэвида в некоторые секреты криптографии и, желая держать его в состоянии полной готовности к неожиданностям, посылала ему записки, зашифрованные не слишком сложным образом. Список необходимых покупок, любовные признания - все приходило к нему в зашифрованном виде. Это была игра, и со временем Дэвид стал неплохим шифровальщиком.

Я знаю, что ты о нем думаешь. - Это не имеет никакого отношения к Попрыгунчику, - резко парировала. Вот это чистая правда, - подумал Джабба. - Послушай, Мидж, к Стратмору я не отношусь ни плохо ни хорошо. Ну, понимаешь, он криптограф. Они все, как один, - эгоцентристы и маньяки. Если им что нужно, то обязательно еще вчера. Каждый затраханный файл может спасти мир. - И что же из этого следует. - Из этого следует, - Джабба шумно вздохнул, - что Стратмор такой же псих, как и все его сотруднички.

Услышав имя Дэвида, произнесенное вслух, Сьюзан дала волю своему горю. Сначала она едва заметно вздрогнула, словно от озноба, и тут же ее захлестнула волна отчаяния. Приоткрыв дрожащие губы, она попыталась что-то сказать, но слов не последовало. Не спуская со Стратмора ледяного взгляда, Сьюзан сделала шаг вперед и протянула к нему руку с зажатым в ней предметом. Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера. Стратмор опустил глаза и тут же все понял. Время для него остановилось. Он услышал, как стучит его сердце.

Сьюзан бессильно прижалась к двери, за которой, всего в нескольких сантиметрах от нее, работала вентиляция, и упала, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух. Сьюзан закрыла глаза, но ее снова вывел из забытья голос Дэвида. Беги, Сьюзан. Открой дверцу. Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!. Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками.

Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра. Если цена не превышала тысячи долларов, Фонтейн никак не реагировал.

846 Share

Ruth diaz desnuda

 - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь. Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка. Больно. - Да нет вообще-то.

Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под. Колокола на башне Гиральда созывали людей на утреннюю мессу.

 - Уже обо всем пронюхали. Сьюзан отвернулась от экрана ВР к боковому монитору. На нем бесконечно повторялась видеозапись убийства Танкадо. И всякий раз Танкадо хватался за грудь, падал и с выражение ужаса на лице навязывал кольцо ничего не подозревающим туристам. В этом нет никакого смысла, - размышляла.  - Если он не знал, что мы его убиваем… Ничего не понятно. Слишком поздно. Мы упустили что-то очень важное.

Погрузив ладони в складки жира на плечах шефа, она медленно двигалась вниз, к полотенцу, прикрывавшему нижнюю часть его спины. Ее руки спускались все ниже, забираясь под полотенце. Нуматака почти ничего не замечал. Мысли его были. Он ждал, когда зазвонит прямой телефон, но звонка все не. Кто-то постучал в дверь. - Войдите, - буркнул Нуматака. Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца.

 - Она кокетливо улыбнулась Беккеру.  - Не волнуйтесь, он ни слова не понимает по-испански. Беккер нахмурился. Он вспомнил кровоподтеки на груди Танкадо. - Искусственное дыхание делали санитары. - Понятия не имею. Я уже говорила, что мы ушли до их прибытия. - Вы хотите сказать - после того как стащили кольцо. - Мы его не украли, - искренне удивилась Росио.

Он заслужил. И теперь наконец ее получит. Сьюзан будет искать защиту у него, поскольку ей негде больше будет ее найти. Она придет к нему беспомощная, раздавленная утратой, и он со временем докажет ей, что любовь исцеляет. Честь. Страна. Любовь. Дэвид Беккер должен был погибнуть за первое, второе и третье. ГЛАВА 103 Стратмор возник из аварийного люка подобно Лазарю, воскресшему из мертвых.

505 Share

Ruth diaz desnuda

 Месье Клушар.  - Беккер улыбнулся и достал из кармана пиджака ручку.  - Я хотел бы составить официальную жалобу городским властям. Вы мне поможете. Человек вашей репутации - ценнейший свидетель. Клушару эта идея понравилась. Он сел в кровати. - Нуда, конечно… С удовольствием.

Я запустил антивирус, и он показывает нечто очень странное. - Неужели? - Стратмор по-прежнему оставался невозмутим.  - Что показалось тебе странным. Сьюзан восхитилась спектаклем, который на ее глазах разыгрывал коммандер. - ТРАНСТЕКСТ работает с чем-то очень сложным, фильтры никогда ни с чем подобным не сталкивались. Боюсь, что в ТРАНСТЕКСТЕ завелся какой-то неизвестный вирус. - Вирус? - снисходительно хмыкнул Стратмор, - Фил, я высоко ценю твою бдительность, очень высоко. Но мы с мисс Флетчер проводим диагностику особого рода. Это файл высочайшей сложности. Я должен был тебя предупредить, но не знал, что сегодня твое дежурство.

 И у тебя нет кредитной карточки. - Есть, но отец ее заблокировал. Он думает, что я балуюсь наркотиками. - А это не так? - спросил Беккер холодно, глядя на ее припухший локоть. - Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка. Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет. На вид вы человек состоятельный. Дайте немножко денег, чтобы я могла вернуться домой. Я вам все верну.

Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага. Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну. Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста… честного человека в мире, сотканном из лжи. За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве. Теперь только один человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора - директор Лиланд Фонтейн, мифический правитель Дворца головоломок, которого никто никогда не видел, лишь изредка слышал, но перед которым все дрожали от страха. Он редко встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое случалось, это можно было сравнить с битвой титанов.

Сьюзан улыбнулась: - Да, сэр. На сто процентов. - Отлично. А теперь - за работу. ГЛАВА 12 Дэвиду Беккеру приходилось бывать на похоронах и видеть мертвых, но на этот раз его глазам открылось нечто особенно действующее на нервы. Это не был тщательно загримированный покойник в обитом шелком гробу. Обнаженное тело, бесцеремонно брошенное на алюминиевый стол. Глаза, которые еще не приобрели отсутствующего безжизненного взгляда, закатились вверх и уставились в потолок с застывшим в них выражением ужаса и печали.

Где ваш пистолет. Мысли Стратмора судорожно метались в поисках решения. Всегда есть какой-то выход. Наконец он заговорил - спокойно, тихо и даже печально: - Нет, Грег, извини. Я не могу тебя отпустить. Хейл даже замер от неожиданности. - Что. - Я вызываю агентов безопасности.

739 Share

Ruth diaz desnuda

 Танкадо мог посылать фиктивные сообщения на неиспользованный адрес в надежде, что мы его обнаружим и решим, что он обеспечил себе защиту. В таком случае ему не нужно будет передавать пароль кому-то. Возможно, он работал в одиночку. Стратмор хмыкнул. Мысль Сьюзан показалась ему достойной внимания. - Неплохо, но есть одно. Он не пользовался своими обычными почтовыми ящиками - ни домашним, ни служебными. Он бывал в Университете Досися и использовал их главный компьютер. Очевидно, там у него был адрес, который он сумел утаить. Это хорошо защищенный почтовый ящик, и мне лишь случайно удалось на него наткнуться.

По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным. - Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл. Это избирательный цикл. Иными словами, это червь со своими пристрастиями. Бринкерхофф открыл рот, собираясь что-то сказать, но Фонтейн движением руки заставил его замолчать. - Самое разрушительное последствие - полное уничтожение всего банка данных, - продолжал Джабба, - но этот червь посложнее. Он стирает только те файлы, которые отвечают определенным параметрам. - Вы хотите сказать, что он не нападет на весь банк данных? - с надеждой спросил Бринкерхофф.  - Это ведь хорошо, правда. - Нет! - взорвался Джабба.

Последний из трех миллионов процессоров размером с почтовую марку занял свое место, все программное обеспечение было установлено, и керамическая оболочка наглухо заделана. ТРАНСТЕКСТ появился на свет. Хотя создававшийся в обстановке повышенной секретности ТРАНСТЕКСТ стал плодом усилий многих умов и принцип его работы не был доступен ни одному человеку в отдельности, он, в сущности, был довольно прост: множество рук делают груз легким. Три миллиона процессоров работали параллельно - считая с неимоверной скоростью, перебирая все мыслимые комбинации символов. Надежда возлагалась на то, что шифры даже с самыми длинными ключами не устоят перед исключительной настойчивостью ТРАНСТЕКСТА. Этот многомиллиардный шедевр использовал преимущество параллельной обработки данных, а также некоторые секретные достижения в оценке открытого текста для определения возможных ключей и взламывания шифров. Его мощь основывалась не только на умопомрачительном количестве процессоров, но также и на достижениях квантового исчисления - зарождающейся технологии, позволяющей складировать информацию в квантово-механической форме, а не только в виде двоичных данных. Момент истины настал в одно ненастное октябрьское утро. Провели первый реальный тест.

Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила. - Не тяжелей, чем обычно.  - Стратмор пожал плечами.  - Фонд электронных границ замучил неприкосновенностью частной жизни и переписки. Сьюзан хмыкнула. Этот фонд, всемирная коалиция пользователей компьютеров, развернул мощное движение в защиту гражданских свобод, прежде всего свободы слова в Интернете, разъясняя людям реальности и опасности жизни в электронном мире.

Ее можно скачать, но нельзя открыть. Очень хитро придумано. Ключ к Цифровой крепости зашифрован и недоступен. - Ну разумеется! - Она только сейчас поняла смысл сказанного.  - Все смогут скачать, но никто не сможет воспользоваться. - Совершенно верно. Танкадо размахивает морковкой. - Вы видели этот алгоритм.

Сьюзан прищурилась. Ты сам отлично знаешь, что происходит. - А ну-ка пропусти меня, Грег, - сказала.  - Мне нужно в туалет. Хейл ухмыльнулся, но, подождав еще минуту, отошел в сторону. - Извини, Сью, я пошутил. Сьюзан быстро проскочила мимо него и вышла из комнаты. Проходя вдоль стеклянной стены, она ощутила на себе сверлящий взгляд Хейла. Сьюзан пришлось сделать крюк, притворившись, что она направляется в туалет.

108 Share

Ruth diaz desnuda

И дело тут не только в АНБ, речь идет обо всем разведывательном сообществе. Наша машина обеспечивает информацией ФБР, ЦРУ, Агентство по борьбе с наркотиками - всем им теперь придется действовать вслепую. Не удастся отслеживать перемещение грузов наркокартелей, крупные корпорации смогут переводить деньги, не оставляя никакого следа и держа Налоговое управление в полном неведении, террористы будут в полной тайне готовить свои акции. Результатом будет полнейший хаос. - А Фонд электронных границ будет праздновать победу, - побледнела Сьюзан. - Фонд понятия не имеет о том, чем мы тут занимаемся, - презрительно бросил Стратмор.  - Если бы они знали, сколько террористических нападений мы предотвратили благодаря тому, что можем взламывать шифры, они запели бы по-другому. Сьюзан была согласна с этим, но в то же время прекрасно понимала: Фонд электронных границ никогда не узнает, насколько важен и нужен ТРАНСТЕКСТ.

 Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так. Слишком уж удобная версия. Стратмор пожал плечами. - Слабое сердце… да к тому же еще испанская жара. Не забывай и о сильнейшем стрессе, связанном с попыткой шантажировать наше агентство… Сьюзан замолчала. Какими бы ни были обстоятельства, она почувствовала боль от потери талантливого коллеги-криптографа.

Я же его личный помощник. - Дай мне. Бринкерхофф не верил своим ушам. - Мидж, я ни под каким видом не пущу тебя в кабинет директора. - Ты должен это сделать! - потребовала она и, отвернувшись, начала что-то печатать на клавиатуре Большого Брата.  - Мне нужен список очередности работы на ТРАНСТЕКСТЕ. Если Стратмор обошел фильтры вручную, данный факт будет отражен в распечатке. - Какое отношение это имеет к директорскому кабинету. Мидж повернулась на вращающемся стуле.

Он отдал распоряжение вырубить электропитание, но это все равно произойдет на двадцать минут позже, чем следует. Акулы со скоростными модемами успеют скачать чудовищные объемы секретной информации через открывшееся окно. Из размышлений об этом кошмаре его вывела Соши, подбежавшая к подиуму со свежей распечаткой. - Я кое-что нашла, сэр! - возбужденно сказала.  - Висячие строки в источнике. Альфа-группы повсюду. Джабба не шелохнулся. - Мы ищем цифровой ключ, черт его дери. А не альфа-группы.

Куда она могла уйти. Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор. - Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках. Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены.

 Могу биться об заклад.  - Он откусил кусок пирога и заговорил с набитым ртом.  - Максимальное время, которое ТРАНСТЕКСТ когда-либо тратил на один файл, составляет три часа. Это включая диагностику, проверку памяти и все прочее. Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему. - Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл.

730 Share

Ruth diaz desnuda

Он не мог поверить в свою необыкновенную удачу. Он снова говорил с этим американцем, и если все прошло, как было задумано, то Танкадо сейчас уже нет в живых, а ключ, который он носил с собой, изъят. В том, что он, Нуматака, в конце концов решил приобрести ключ Энсея Танкадо, крылась определенная ирония. Токуген Нуматака познакомился с Танкадо много лет. Молодой программист приходил когда-то в Нуматек, тогда он только что окончил колледж и искал работу, но Нуматака ему отказал. В том, что этот парень был блестящим программистом, сомнений не возникало, но другие обстоятельства тогда казались более важными. Хотя Япония переживала глубокие перемены, Нуматака оставался человеком старой закалки и жил в соответствии с кодексом менбоко - честь и репутация. Если он примет на работу калеку, его компания потеряет лицо. Он выкинул его автобиографию в мусорную корзину, даже не прочитав.

Он сам расскажет о том, что случилось. Все люди умирают… что значит еще одна смерть. ГЛАВА 91 В соборе всегда ночь. Тепло дня здесь сменяется влажной прохладой, а шум улицы приглушается мощными каменными стенами. Никакое количество люстр под сводами не в состоянии осветить бесконечную тьму. Тени повсюду. И только в вышине витражи окон впускают внутрь уродство мира, окрашивая его в красновато-синие тона. Севильский собор, подобно всем великим соборам Европы, в основании имеет форму креста. Святилище и алтарь расположены над центром и смотрят вниз, на главный алтарь. Деревянные скамьи заполняют вертикальную ось, растянувшись на сто с лишним метров, отделяющих алтарь от основания креста.

Джабба схватил калькулятор и начал нажимать кнопки. - А что это за звездочка? - спросила Сьюзан.  - После цифр стоит какая-то звездочка. Джабба ее не слушал, остервенело нажимая на кнопки. - Осторожно! - сказала Соши.  - Нам нужны точные цифры. - Звездочка, - повторила Сьюзан, - это сноска. Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела. - О… Боже ты. - В чем дело? - спросил Джабба.

 - Позволь мне объяснить.  - Голос его, однако, мягче не.  - Во-первых, у нас есть фильтр, именуемый Сквозь строй, - он не пропустит ни один вирус. Во-вторых, если вырубилось электричество, то это проблема электрооборудования, а не компьютерных программ: вирусы не отключают питание, они охотятся за программами и информацией. Если там и произошло что-то неприятное, то дело не в вирусах. Молчание. - Мидж. Ты меня слышишь.

 Да он смеялся над нами. Это же анаграмма. Сьюзан не могла скрыть изумления. NDAKOTA - анаграмма. Она представила себе эти буквы и начала менять их местами. Ndakota… Kadotan… Oktadan… Tandoka… Сьюзан почувствовала, как ноги у нее подкосились. Стратмор прав. Это просто как день.

 Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в. - Но, Сьюзан… я думал… - Он взял ее за дрожащие плечи и повернул к. И тогда он увидел, что Сьюзан вовсе не плакала. - Я не выйду за тебя замуж! - Она расхохоталась и стукнула его подушкой.  - До тех пор, пока ты не объяснишь, что такое без воска.

502 Share

Ruth diaz desnuda

Задние колеса уже остались за спиной - огромные, доходящие ему до плеч скаты, вращающиеся все быстрее и быстрее. Беккер рванулся к двери, рука его опустилась мимо поручня, и он чуть не упал. Еще одно усилие. Где-то под брюхом автобуса клацнуло сцепление: сейчас водитель переключит рычаг скоростей. Сейчас переключит. Мне не успеть. Но когда шестерни разомкнулись, чтобы включилась другая их пара, автобус слегка притормозил, и Беккер прыгнул. Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку.

Ничего себе капелька. В голове у нее стучало. Повернувшись, она увидела, как за стеной, в шифровалке, Чатрукьян что-то говорит Хейлу. Понятно, домой он так и не ушел и теперь в панике пытается что-то внушить Хейлу. Она понимала, что это больше не имеет значения: Хейл и без того знал все, что можно было знать. Мне нужно доложить об этом Стратмору, - подумала она, - и как можно скорее. ГЛАВА 38 Хейл остановился в центре комнаты и пристально посмотрел на Сьюзан. - Что случилось, Сью. У тебя ужасный вид. Сьюзан подавила поднимающуюся волну страха.

Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике. Чуть впереди, у остановки, притормозил городской автобус. Беккер поднял. Дверцы автобуса открылись, но из него никто не вышел. Дизельный двигатель взревел, набирая обороты, и в тот момент, когда автобус уже готов был тронуться, из соседнего бара выскочили трое молодых людей. Они бежали за уже движущимся автобусом, крича и размахивая руками. Водитель, наверное, снял ногу с педали газа, рев двигателя поутих, и молодые люди поравнялись с автобусом. Шедший сзади, метрах в десяти, Беккер смотрел на них, не веря своим глазам. Фотография внезапно обрела резкость, но он понимал, что увиденное слишком невероятно. Один шанс к миллиону.

Там он его и оставил. - Думаю, нет нужды спрашивать, куда направился Дэвид, - хмуро сказала. ГЛАВА 17 Дэвид Беккер ступил на раскаленные плиты площади Испании. Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо. Его арабские шпили и резной фасад создавали впечатление скорее дворца - как и было задумано, - чем общественного учреждения. За свою долгую историю оно стало свидетелем переворотов, пожаров и публичных казней, однако большинство туристов приходили сюда по совершенно иной причине: туристические проспекты рекламировали его как английский военный штаб в фильме Лоуренс Аравийский. Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9. 10 вечера, по местным понятиям еще день: порядочный испанец никогда не обедает до заката, а ленивое андалузское солнце редко покидает небо раньше десяти.

 - Мидж посмотрела в монитор и постучала костяшками пальцев по столу.  - Он здесь, - сказала она как о чем-то само собой разумеющемся.  - Сейчас находится в шифровалке. Смотри. Стратмор пришел вчера с самого утра, и с тех пор его лифт не сдвинулся с места. Не видно, чтобы он пользовался электронной картой у главного входа. Поэтому он определенно. Бринкерхофф с облегчением вздохнул: - Ну, если он здесь, то нет проблем, верно. Мидж задумалась.

Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным. - Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл. Это избирательный цикл. Иными словами, это червь со своими пристрастиями. Бринкерхофф открыл рот, собираясь что-то сказать, но Фонтейн движением руки заставил его замолчать. - Самое разрушительное последствие - полное уничтожение всего банка данных, - продолжал Джабба, - но этот червь посложнее. Он стирает только те файлы, которые отвечают определенным параметрам.

455 Share

Ruth diaz desnuda

ТРАНСТЕКСТ все равно справился. - Время. - Три часа. Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго. Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие ТРАНСТЕКСТА, была ее творением.

 - Наркотики внутривенно. Кто бы мог подумать. - Проваливай! - крикнула.  - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке. Наверное, родители отправили ее сюда по какой-то школьной образовательной программе, снабдив кредитной карточкой Виза, а все кончилось тем, что она посреди ночи вкалывает себе в туалете наркотик. - Вы себя хорошо чувствуете? - спросил он, пятясь к двери. - Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего.

 Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ. - Мы не можем его устранить, если ты это имела в виду. Именно это она и хотела узнать. За годы работы в АНБ до нее доходили слухи о неофициальных связях агентства с самыми искусными киллерами в мире - наемниками, выполняющими за разведывательные службы всю грязную работу. - Танкадо слишком умен, чтобы предоставить нам такую возможность, - возразил Стратмор. Сьюзан испытала от этих слов странное облегчение. - У него есть охрана. - В общем-то. - Он прячется в укрытии.

В обязанности Мидж как эксперта по обеспечению внутренней безопасности входило наблюдение за всем, что творилось в стенах АНБ… в том числе и в кладовке столовой агентства. Бринкерхофф поднялся со своего места, словно стоя ему было легче защищаться, но Мидж уже выходила из его кабинета. - Руки на стол, - бросила она через плечо.  - Когда я уйду, пожалуйста, никаких глупостей. И у стен есть. Бринкерхофф опустился на стул, слушая, как стук ее каблуков затихает в конце коридора. По крайней мере Мидж не станет болтать. У нее есть и свои слабости. Она ведь и сама кое-что себе позволяла: время от времени они массировали друг другу спину. Мысли его вернулись к Кармен.

Сьюзан нервничала: прошло уже слишком много времени. Взглянув на Следопыта, она нахмурилась. - Ну давай же, - пробормотала.  - У тебя было много времени. Сьюзан положила руку на мышку и вывела окно состояния Следопыта. Сколько времени он уже занят поиском. Открылось окно - такие же цифровые часы, как на ТРАНСТЕКСТЕ, которые должны были показывать часы и минуты работы Следопыта. Однако вместо этого Сьюзан увидела нечто совершенно иное, от чего кровь застыла в жилах.

Хейл решил выйти подышать воздухом, за что она была ему безмерно благодарна. Однако одиночество не принесло ей успокоения. В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes. Эти слова буквально преследовали. Она попыталась выбросить их из головы.

215 Share

Ruth diaz desnuda

В перерывах между сигналами Сьюзан выкрикнула: - Ты - Северная Дакота, Энсей Танкадо передал тебе копию ключа. Он нужен мне немедленно. - Ты сошла с ума! - крикнул в ответ Хейл.  - Я вовсе не Северная Дакота! - И он отчаянно забился на полу. - Не лги, - рассердилась Сьюзан.  - Почему же вся переписка Северной Дакоты оказалась в твоем компьютере. - Я ведь тебе уже говорил! - взмолился Хейл, не обращая внимания на вой сирены.  - Я шпионил за Стратмором.

 Нет. Но если он посмотрит на монитор и увидит в окне отсчета значение семнадцать часов, то, будьте уверены, не промолчит. Стратмор задумался. - С какой стати он должен на него смотреть? - спросил. Сьюзан взглянула ему в. - Вы хотите отправить его домой. - Нет. Пусть остается.  - Стратмор кивнул в сторону лаборатории систем безопасности.

В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой. Ни для кого не было секретом, что всем в этом многомиллиардном курятнике управляли шифровальщики. Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек. Чатрукьян принял решение и поднял телефонную трубку, но поднести ее к уху не успел. Он замер, когда его взгляд упал на монитор. Как при замедленной съемке, он положил трубку на место и впился глазами в экран. За восемь месяцев работы в лаборатории Фил Чатрукьян никогда не видел цифр в графе отсчета часов на мониторе ТРАНСТЕКСТА что-либо иное, кроме двух нулей. Сегодня это случилось впервые. ИСТЕКШЕЕ ВРЕМЯ: 15:17:21 - Пятнадцать часов семнадцать минут? - Он не верил своим глазам.  - Это невозможно.

Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему.

Панк кивнул и расхохотался. - Похоже, ты облажался, приятель. - Но сейчас только без четверти. Двухцветный посмотрел на часы Беккера. Его лицо казалось растерянным. - Обычно я напиваюсь только к четырем! - Он опять засмеялся. - Как быстрее добраться до аэропорта. - У входа возьмешь такси.

Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9. 10 вечера, по местным понятиям еще день: порядочный испанец никогда не обедает до заката, а ленивое андалузское солнце редко покидает небо раньше десяти. Несмотря на то что вечер только начинался, было очень жарко, однако Беккер поймал себя на том, что идет через парк стремительным шагом. Голос Стратмора в телефонной трубке звучал еще настойчивее, чем утром. Новые инструкции не оставляли места сомнениям: необходимо во что бы то ни стало найти канадца. Ни перед чем не останавливаться, только бы заполучить кольцо. Беккера очень удивило, что это кольцо с какой-то невразумительной надписью представляет собой такую важность. Однако Стратмор ничего не объяснил, а Беккер не решился спросить. АНБ, - подумал .

507 Share

Ruth diaz desnuda

 - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде -. Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера. - Дэвид. - Привет, красавица.  - Он улыбнулся. - Возвращайся домой. Прямо. - Встретимся в Стоун-Мэнор.

Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию. У меня на столе пирог с сыром.

 - Он обошел систему Сквозь строй. - Да… и… - слова застревали у нее в горле. Он убил Дэвида. Бринкерхофф положил руку ей на плечо. - Мы почти приехали, мисс Флетчер. Держитесь. Скоростной карт фирмы Кенсингтон повернул за угол и остановился. Сзади, перпендикулярно туннелю, начинался коридор, едва освещаемый красными лампочками, вмонтированными в пол. - Пойдемте, - позвал Бринкерхофф, помогая Сьюзан вылезти. Она шла следом за ним точно в тумане.

 Коммандер… сэр, я… извините за беспокойство, но монитор… я запустил антивирус и… - Фил, Фил, - нехарактерным для него ласковым тоном сказал Стратмор.  - Потише и помедленнее. Что случилось. По голосу Стратмора, мягкому и спокойному, никто никогда не догадался бы, что мир, в котором он жил, рушится у него на глазах. Он отступил от двери и отошел чуть в сторону, пропуская Чатрукьяна в святая святых Третьего узла. Тот в нерешительности застыл в дверях, как хорошо обученная служебная собака, знающая, что ей запрещено переступать порог. По изумлению на лице Чатрукьяна было видно, что он никогда прежде не бывал в этой комнате. Какова бы ни была причина его волнения, когда он колотил в стеклянную стену Третьего узла, она моментально улетучилась. Он разглядывал роскошную внутреннюю отделку, выстроившиеся в ряд компьютеры, диваны, книжные полки, залитые мягким светом. Увидав королеву шифровалки Сьюзан Флетчер, Чатрукьян моментально отвел .

Давайте же, ребята… уже миллион раз вы меня проверяли. Когда она приблизилась к последнему контрольно-пропускному пункту, коренастый часовой с двумя сторожевыми псами на поводке и автоматом посмотрел на номерной знак ее машины и кивком разрешил следовать. Она проехала по Кэнин-роуд еще сотню метров и въехала на стоянку С, предназначенную для сотрудников. Невероятно, - подумала она, - двадцать шесть тысяч служащих, двадцатимиллиардный бюджет - и они не могут обойтись без меня в уик-энд. Она поставила машину на зарезервированное за ней место и выключила двигатель. Миновав похожую на сад террасу и войдя в главное здание, она прошла проверку еще на двух внутренних контрольных пунктах и наконец оказалась в туннеле без окон, который вел в новое крыло. Вскоре путь ей преградила кабина голосового сканирования, табличка на которой гласила: АГЕНТСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (АНБ) ОТДЕЛЕНИЕ КРИПТОГРАФИИ ТОЛЬКО ДЛЯ СОТРУДНИКОВ С ДОПУСКОМ Вооруженный охранник поднял голову: - Добрый день, мисс Флетчер. - Привет, Джон.

К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле. Коммандер был абсолютно убежден в том, что у Хейла не хватит духу на них напасть, но Сьюзан не была так уж уверена в. Хейл теряет самообладание, и у него всего два выхода: выбраться из шифровалки или сесть за решетку. Внутренний голос подсказывал ей, что лучше всего было бы дождаться звонка Дэвида и использовать его ключ, но она понимала, что он может его и не найти. Сьюзан задумалась о том, почему он задерживается так долго, но ей пришлось забыть о тревоге за него и двигаться вслед за шефом. Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело.

Creampied teen

About Grozuru

Сьюзан едва могла говорить. - Никакой Цифровой крепости не существует, - еле слышно пробормотала она под завывание сирены и, обессилев, склонилась над своим компьютером. Танкадо использовал наживку для дурачков… и АНБ ее проглотило.

Related Posts

518 Comments

Post A Comment