Pono arabo

549 Share

Pono arabo

 Похож на китайца. Японец, подумал Беккер. - Бедняга. Сердечный приступ. Беккер безучастно кивнул: - Так мне сказали. Лейтенант вздохнул и сочувственно помотал головой. - Севильское солнце бывает безжалостным. Будьте завтра поосторожнее. - Спасибо, - сказал Беккер.  - Я сегодня улетаю.

Шаги приближались. Он услышал дыхание. Щелчок взведенного курка. - Adids, - прошептал человек и бросился на него подобно пантере. Раздался выстрел, мелькнуло что-то красное. Но это была не кровь. Что-то другое. Предмет материализовался как бы ниоткуда, он вылетел из кабинки и ударил убийцу в грудь, из-за чего тот выстрелил раньше времени. Это была сумка Меган. Беккер рванулся .

 Это рекламный ход. Не стоит волноваться. Копия, которую он разместил, зашифрована. Ее можно скачать, но нельзя открыть. Очень хитро придумано. Ключ к Цифровой крепости зашифрован и недоступен. - Ну разумеется! - Она только сейчас поняла смысл сказанного.  - Все смогут скачать, но никто не сможет воспользоваться. - Совершенно верно. Танкадо размахивает морковкой.

Беккер попросил дать ему картонную коробку, и лейтенант отправился за. Был субботний вечер, и севильский морг не работал. Молодой лейтенант пустил туда Беккера по распоряжению севильской гвардии - похоже, у этого приезжего американца имелись влиятельные друзья. Беккер осмотрел одежду. Среди вещей были паспорт, бумажник и очки, засунутые кем-то в один из ботинков. Еще здесь был вещевой мешок, который полиция взяла в отеле, где остановился этот человек. Беккер получил четкие инструкции: ни к чему не прикасаться, ничего не читать. Просто все привезти.

Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул. Труп сдвинулся на несколько сантиметров. Он потянул сильнее. Труп сдвинулся еще чуть-чуть. Тогда Стратмор напрягся и рванул тело изо всех сил. Внезапно его швырнуло назад, и он больно ударился спиной о кожух генератора. Пытаясь подняться на ноги, Стратмор в ужасе смотрел на предмет, зажатый в его пальцах: это была рука Чатрукьяна, обломившаяся в локтевом суставе. Наверху Сьюзан ждала возвращения коммандера, сидя на диване в Третьем узле словно парализованная.

Он держит нас в заложниках. Внезапно она встала. В голосе ее прозвучала удивительная решимость: - Мы должны установить с ним контакт. Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании.

510 Share

Pono arabo

Сьюзан шумно вздохнула. Какими же программами он пользовался. Открыв меню последних программ, она обнаружила, что это был сервер электронной почты. Сьюзан обшарила весь жесткий диск и в конце концов нашла папку электронной почты, тщательно запрятанную среди других директорий. Открыв ее, она увидела несколько дополнительных папок; создавалось впечатление, что у Хейла было множество почтовых адресов. Один из них, к ее удивлению, был адресом анонимного провайдера. Сьюзан открыла одно из старых входящих сообщений, и у нее тотчас же перехватило дыхание. ТО: NDAKOTAARA. ANON. ORG FROM: ETDOSH1SHA.

Похоже, он не передал ничего хотя бы отдаленно похожего на набор букв и цифр - только список тех, кого ликвидировал. - Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там. Ищите. Джабба окончательно убедился: директор рискнул и проиграл. Шеф службы обеспечения систем безопасности спустился с подиума подобно грозовой туче, сползающей с горы, и окинул взглядом свою бригаду программистов, отдающих какие-то распоряжения. - Начинаем отключение резервного питания. Приготовиться. Приступайте. - Мы не успеем! - крикнула Соши.

Обхватил ее своими ручищами. Да еще хвастался, что снял ее на весь уик-энд за три сотни долларов. Это он должен был упасть замертво, а не бедолага азиат.  - Клушар глотал ртом воздух, и Беккер начал волноваться. - Не знаете, как его зовут. Клушар на мгновение задумался и покачал головой: - Понятия не имею.  - Он поморщился от боли и откинулся на подушки. Беккер вздохнул. Кольцо словно исчезло у него из-под носа.

 Мне очень важно получить ее именно. - Это невозможно, - раздраженно ответила женщина.  - Мы очень заняты. Беккер старался говорить как можно официальнее: - Дело весьма срочное. Этот человек сломал запястье, у него травма головы. Он был принят сегодня утром. Его карточка должна лежать где-то сверху. Беккер еще больше усилил акцент, но так, чтобы собеседница могла понять, что ему нужно, и говорил слегка сбивчиво, подчеркивая свою крайнюю озабоченность.

 Ну и ну… - Беккер с трудом сдержал улыбку.  - И что же ты ответила. Она ткнула его в ногу носком туфли. - Я сказала нет! - И, выдержав паузу, добавила: - И до вчерашней ночи это была правда. В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за. Сьюзан не могла с этим смириться, видя, как он выкладывает за их обед свою дневную заработную плату, но спорить с ним было бесполезно. Она в конце концов перестала протестовать, но это продолжало ее беспокоить. Я зарабатываю гораздо больше, чем в состоянии потратить, - думала она, - поэтому будет вполне естественным, если я буду платить.

По мере того как они удалялись от двери, свет становился все более тусклым, и вскоре они оказались в полной темноте. Единственным освещением в шифровалке был разве что свет звезд над их головами, едва уловимое свечение проникало также сквозь разбитую стеклянную стену Третьего узла. Стратмор шагнул вперед, нащупывая ногой место, где начинались ступеньки узенькой лестницы. Переложив берет-ту в левую руку, правой он взялся за перила. Он прекрасно знал, что левой рукой стрелял так же плохо, как и правой, к тому же правая рука была ему нужна, чтобы поддерживать равновесие. Грохнуться с этой лестницы означало до конца дней остаться калекой, а его представления о жизни на пенсии никак не увязывались с инвалидным креслом. Сьюзан, ослепленная темнотой шифровалки, спускалась, не отрывая руки от плеча Стратмора. Даже в полуметре от шефа она не видела очертаний его фигуры.

383 Share

Pono arabo

Она точно знала, что на такой пароль уходит меньше десяти минут. - Должно ведь быть какое-то объяснение. - Оно есть, - кивнул Стратмор.  - Тебя оно не обрадует. - В ТРАНСТЕКСТЕ сбой. - ТРАНСТЕКСТ в полном порядке. - Вирус. - Никакого вируса. Выслушай меня внимательно, - попросил Стратмор.

 - Не выпускай ее из приемной. Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил.

 - Я мог бы предложить вам более привлекательную идею.  - Ролдан был человек осторожный, а визит в полицию мог превратить его клиентов в бывших клиентов.  - Подумайте, - предложил.  - Раз у человека в паспорте был наш номер, то скорее всего он наш клиент. Поэтому я мог бы избавить вас от хлопот с полицией. - Не знаю… - В голосе слышалась нерешительность.  - Я бы только… - Не надо спешить, друг. Мне стыдно это говорить, но полиция у нас в Севилье далеко не так эффективна, как на севере. Паспорт этому человеку вернут только через несколько дней. Если вы назовете мне его имя, я сделаю все, чтобы он получил свой паспорт немедленно.

Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. ТРАНСТЕКСТ не может с ним справиться. Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения. Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону.

 Ужас, правда. Беккер кивнул. - Ты же сказала, что не колешься. Девушка засмеялась: - Это же чудо-маркер. Я чуть кожу не содрала, пытаясь его стереть. Да и краска вонючая. Беккер посмотрел внимательнее. В свете ламп дневного света он сумел разглядеть под красноватой припухлостью смутные следы каких-то слов, нацарапанных на ее руке.

Беккер вытер лицо рукавом пиджака, и тут его осенило. От волнений и переживаний он совсем забыл, где находится. Он же в аэропорту. Где-то там, на летном поле, в одном из трех частных ангаров севильского аэропорта стоит Лирджет-60, готовый доставить его домой. Пилот сказал вполне определенно: У меня приказ оставаться здесь до вашего возвращения. Трудно даже поверить, подумал Беккер, что после всех выпавших на его долю злоключений он вернулся туда, откуда начал поиски. Чего же он ждет. Он засмеялся. Ведь пилот может радировать Стратмору. Усмехнувшись, Беккер еще раз посмотрелся в зеркало и поправил узел галстука.

825 Share

Pono arabo

Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22. Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список. 19: ОШИБКА В СИСТЕМНОМ РАЗДЕЛЕ 20: СКАЧОК НАПРЯЖЕНИЯ 21: СБОЙ СИСТЕМЫ ХРАНЕНИЯ ДАННЫХ Наконец она дошла до пункта 22 и, замерев, долго всматривалась в написанное. Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла.

 Я с вами попрощался, мисс Милкен, - холодно сказал Фонтейн.  - Я вас ни в чем не виню. - Но, сэр… - заикаясь выдавила.  - Я… я протестую. Я думаю… - Вы протестуете? - переспросил директор и поставил на стол чашечку с кофе.  - Я протестую. Против вашего присутствия в моем кабинете. Я протестую против ваших инсинуаций в отношении моего заместителя, который якобы лжет.

И все же Сьюзан не могла поверить, что Танкадо допустил бы. Ведь он был пацифистом и не стремился к разрушению. Он лишь хотел, чтобы восторжествовала правда. Это касалось ТРАНСТЕКСТА. Это касалось и права людей хранить личные секреты, а ведь АНБ следит за всеми и каждым. Уничтожение банка данных АНБ - акт агрессии, на которую, была уверена Сьюзан, Танкадо никогда бы не пошел. Вой сирены вернул ее к действительности. Она смотрела на обмякшее тело коммандера и знала, о чем он думает. Рухнул не только его план пристроить черный ход к Цифровой крепости. В результате его легкомыслия АНБ оказалось на пороге крупнейшего в истории краха, краха в сфере национальной безопасности Соединенных Штатов.

 Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Хейл.  - С Танкадо. Ты знала об. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление. - Неужели. - Да. После того как я вскрыл алгоритм Попрыгунчика, он написал мне, что мы с ним братья по борьбе за неприкосновенность частной переписки. Сьюзан не могла поверить своим ушам.

Черный экран. Хейл бросил взгляд на коммандера и Сьюзан, затем достал из кармана бумажник, извлек из него крохотную каталожную карточку и прочитал то, что было на ней написано. Еще раз убедившись, что Сьюзан и коммандер поглощены беседой, Хейл аккуратно нажал пять клавиш на клавиатуре ее компьютера, и через секунду монитор вернулся к жизни. - Порядок, - усмехнулся. Завладеть персональными кодами компьютеров Третьего узла было проще простого. У всех терминалов были совершенно одинаковые клавиатуры. Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал.

Сьюзан Флетчер вздохнула, села в кровати и потянулась к трубке. - Алло. - Сьюзан, это Дэвид. Я тебя разбудил. Она улыбнулась и поудобнее устроилась в постели. - Ты мне только что приснился. Приходи поиграть. - На улице еще темно, - засмеялся. - А-ах, - сладко потянулась .

175 Share

Pono arabo

Меня ждет самолет.  - Он еще раз оглядел комнату. - Вас подбросить в аэропорт? - предложил лейтенант - Мой Мото Гуччи стоит у подъезда. - Спасибо, не стоит. Я возьму такси.  - Однажды в колледже Беккер прокатился на мотоцикле и чуть не разбился. Он больше не хотел искушать судьбу, кто бы ни сидел за рулем. - Как скажете.  - Лейтенант направился к двери.

Сьюзан понимала, что теперь это не имеет никакого значения. Нужно немедленно доложить обо всем Стратмору. Ирония ситуации заключалась в том, что партнер Танкадо находился здесь, прямо у них под носом. Ей в голову пришла и другая мысль - известно ли Хейлу, что Танкадо уже нет в живых. Сьюзан стала быстро закрывать файлы электронной почты Хейла, уничтожая следы своего посещения. Хейл ничего не должен заподозрить -. Ключ к Цифровой крепости, внезапно осенило ее, прячется где-то в глубинах этого компьютера. Когда Сьюзан закрывала последний файл, за стеклом Третьего узла мелькнула тень. Она быстро подняла глаза и увидела возвращающегося Грега Хейла.

Он боялся ее как огня. Ее мозги работали словно на совсем другом уровне. Она подавляла его своей красотой, и всякий раз, когда он оказывался рядом, язык у него заплетался. Сейчас она держалась подчеркнуто сдержанно, и это пугало его еще сильнее. - Так в чем же проблема, Фил? - спросил Стратмор, открывая холодильник.  - Может, чего-нибудь выпьешь. - Нет, а-а… нет, спасибо, сэр.  - Ему трудно было говорить - наверное потому, что он не был уверен, что его появлению рады.

Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно. После паузы, показавшейся ей вечностью, она прошептала: - Коммандер. И в тот же миг осознала свою ошибку. Она ощутила запах Хейла, но повернулась слишком поздно. И тут же забилась, задыхаясь от удушья. Ее снова сжали уже знакомые ей стальные руки, а ее голова была намертво прижата к груди Хейла. - Боль внизу нестерпима, - прошипел он ей на ухо. Колени у Сьюзан подкосились, и она увидела над головой кружащиеся звезды.

 Это не доказательство, - сказал Стратмор.  - Но кажется довольно подозрительным. Сьюзан кивнула. - То есть вы хотите сказать, Танкадо не волновало, что кто-то начнет разыскивать Северную Дакоту, потому что его имя и адрес защищены компанией ARA. - Верно. Сьюзан на секунду задумалась. - ARA обслуживает в основном американских клиентов. Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то. - Возможно.  - Стратмор пожал плечами.

Водитель отказался его впустить. Машина была оплачена человеком в очках в тонкой металлической оправе, и он должен был его дождаться. Беккер оглянулся и, увидев, как Халохот бежит по залу аэропорта с пистолетом в руке, бросил взгляд на свою стоящую на тротуаре веспу. Я погиб. Халохот вырвался из вращающейся двери в тот момент, когда Беккер попытался завести мотоцикл. Убийца улыбнулся и начал поднимать пистолет. Заслонка. Беккер повернул рычажок под топливным баком и снова нажал на стартер.

942 Share

Pono arabo

Стратмор человек умный, но о вирусах понятия не имеет. У него в голове ничего, кроме ТРАНСТЕКСТА. При первых же признаках беды он тут же поднял бы тревогу - а в этих стенах сие означает, что он позвонил бы.  - Джабба сунул в рот кусочек сыра моцарелла.  - Кроме всего прочего, вирус просто не может проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Сквозь строй - лучший антивирусный фильтр из всех, что я придумал. Через эту сеть ни один комар не пролетит. Выдержав долгую паузу, Мидж шумно вздохнула. - Возможны ли другие варианты.

 Ненадолго, - буркнул Хейл. - Не зарекайся. - Я серьезно. Рано или поздно я отсюда смоюсь. - Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину за все свои неприятности. За Цифровую крепость, волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен. Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь. Сьюзан важно было ощущать свое старшинство.

Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле. Коммандер был абсолютно убежден в том, что у Хейла не хватит духу на них напасть, но Сьюзан не была так уж уверена в. Хейл теряет самообладание, и у него всего два выхода: выбраться из шифровалки или сесть за решетку. Внутренний голос подсказывал ей, что лучше всего было бы дождаться звонка Дэвида и использовать его ключ, но она понимала, что он может его и не найти. Сьюзан задумалась о том, почему он задерживается так долго, но ей пришлось забыть о тревоге за него и двигаться вслед за шефом. Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут.

Мимо стремительно проплыла каталка. Беккер успел отскочить в сторону и окликнул санитара. - Dоnde esta el telefono. Не снижая скорости, мужчина указал Беккеру на двустворчатую дверь и скрылся за поворотом. Беккер последовал в указанном направлении. Он очутился в огромной комнате - бывшем гимнастическом зале. Бледно-зеленый пол мерцал в сиянии ламп дневного света, то попадая в фокус, то как бы проваливаясь. Лампы зловеще гудели. На стене криво висело баскетбольное кольцо. Пол был уставлен десятками больничных коек.

Шифры, перехваченные АНБ, вводились в ТРАНСТЕКСТ и через несколько минуты выплевывались из машины в виде открытого текста. Секретов отныне больше не существовало. Чтобы еще больше усилить впечатление о своей некомпетентности, АНБ подвергло яростным нападкам программы компьютерного кодирования, утверждая, что они мешают правоохранительным службам ловить и предавать суду преступников. Участники движения за гражданские свободы торжествовали и настаивали на том, что АНБ ни при каких обстоятельствах не должно читать их почту. Программы компьютерного кодирования раскупались как горячие пирожки. Никто не сомневался, что АНБ проиграло сражение. Цель была достигнута. Все глобальное электронное сообщество было обведено вокруг пальца… или так только. ГЛАВА 5 Куда все подевались? - думала Сьюзан, идя по пустому помещению шифровалки.

Бросила взгляд на монитор, потом посмотрела на Грега Хейла.  - Сейчас. Несколькими быстрыми нажатиями клавиш она вызвала программу, именуемую Экранный замок, которая давала возможность скрыть работу от посторонних глаз. Она была установлена на каждом терминале в Третьем узле. Поскольку компьютеры находились во включенном состоянии круглые сутки, замок позволял криптографам покидать рабочее место, зная, что никто не будет рыться в их файлах. Сьюзан ввела личный код из пяти знаков, и экран потемнел. Он будет оставаться в таком состоянии, пока она не вернется и вновь не введет пароль. Затем Сьюзан сунула ноги в туфли и последовала за коммандером. - Какого черта ему здесь надо? - спросил Стратмор, как только они с Сьюзан оказались за дверью Третьего узла.

935 Share

Pono arabo

Из темноты раздался протяжный вопль, и тут же, словно из-под земли, выросла громадная фигура, эдакий грузовик, несущийся на полной скорости с выключенными фарами. Секундой позже произошло столкновение, и Стратмор, сбитый с ног, кубарем покатился по кафельному полу шифровалки. Это был Хейл, примчавшийся на звук пейджера. Сьюзан услышала стук беретты, выпавшей из руки Стратмора. На мгновение она словно приросла к месту, не зная, куда бежать и что делать. Интуиция подсказывала ей спасаться бегством, но у нее не было пароля от двери лифта. Сердце говорило ей, что она должна помочь Стратмору, но. Повернувшись в полном отчаянии, она ожидала услышать шум смертельной борьбы на полу, но все было тихо. Все вдруг сразу же смолкло: как если бы Хейл, сбив коммандера с ног, снова растворился в темноте. Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно.

В голосе Беккера слышались извиняющиеся нотки: - Простите, но это определенно осмысленные слова. Они выгравированы очень близко одно к другому и на первый взгляд кажутся произвольным набором букв, но если присмотреться повнимательнее, то… становится ясно, что надпись сделана по-латыни. - Вы что, морочите нам голову? - взорвался Джабба. Беккер покачал головой: - Отнюдь. Тут написано - Quis custodiet ipsos custodes. Это можно примерно перевести как… - Кто будет охранять охранников! - закончила за него Сьюзан. Беккера поразила ее реакция. - Сьюзан, не знал, что ты… - Это из сатир Ювенала! - воскликнула.  - Кто будет охранять охранников.

Компьютер издал звуковой сигнал. Никто не мог даже пошевелиться. Спустя три мучительные секунды все еще ничего не произошло. Сирены по-прежнему выли. Пять секунд. Шесть секунд. - Утечка информации. - Никаких изменений. Внезапно Мидж судорожно указала на экран. - Смотрите.

 - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись. Сотрудник отдела обеспечения системной безопасности Фил Чатрукьян, приникнув лицом к стеклу, отчаянно барабанил по нему, стараясь разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри.

Сьюзан поворачивалась то влево, то вправо. Она услышала шелест одежды, и вдруг сигналы прекратились. Сьюзан замерла. Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким. Это был Стратмор.

Если там и произошло что-то неприятное, то дело не в вирусах. Молчание. - Мидж. Ты меня слышишь. От ее слов повеяло ледяным холодом: - Джабба, я выполняю свои должностные обязанности. И не хочу, чтобы на меня кричали, когда я это делаю. Когда я спрашиваю, почему многомиллиардное здание погрузилось во тьму, я рассчитываю на профессиональный ответ. - Да, мэм.

309 Share

Pono arabo

Полагаю, вы получили обе копии ключа. - Вышла небольшая заминка, - сказал американец. - Это невозможно! - рявкнул Нуматака.  - Вы обещали, что они будут у меня сегодня до конца дня. - Произошло нечто непредвиденное. - Танкадо мертв. - Да, - сказал голос.  - Мой человек ликвидировал его, но не получил ключ. За секунду до смерти Танкадо успел отдать его какому-то туристу. - Это возмутительно! - взорвался Нуматака.

Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала. Он стал истовым буддистом и забыл детские клятвы о мести; умение прощать было единственным путем, ведущим к просветлению. К двадцати годам Энсей Танкадо стал своего рода культовой фигурой, представителем программистского андеграунда. Компания Ай-би-эм предоставила ему визу и предложила работу в Техасе. Танкадо ухватился за это предложение. Через три года он ушел из Ай-би-эм, поселился в Нью-Йорке и начал писать программы. Его подхватила новая волна увлечения криптографией. Он писал алгоритмы и зарабатывал неплохие деньги. Как и большинство талантливых программистов, Танкада сделался объектом настойчивого внимания со стороны АНБ.

 Больше. Панк да и. Панк да и. Беккер принадлежал к миру людей, носивших университетские свитера и консервативные стрижки, - он просто не мог представить себе образ, который нарисовала Росио. - Попробуйте припомнить что-нибудь. Росио задумалась. - Нет, больше. В этот момент кровать громко заскрипела: клиент Росио попытался переменить позу. Беккер повернулся к нему и заговорил на беглом немецком: - Noch etwas.

 Ты прав - и так и должно быть! - сурово отрезала Сьюзан.  - Если бы ты не нашел черный ход в Попрыгунчике, мы могли бы взломать любой шифр, вместо того чтобы полагаться на ТРАНСТЕКСТ. - Если бы я не нашел черный ход, - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то. Я спас вас, сделав это заранее. Можешь представить себе последствия, если бы это обнаружилось, когда Попрыгунчик был бы уже внедрен. - Так или иначе, - парировала Сьюзан, - теперь мы имеем параноиков из Фонда электронных границ, уверенных, что черный ход есть во всех наших алгоритмах. - А это не так? - язвительно заметил Хейл. Сьюзан холодно на него посмотрела. - Да будет.  - Хейл вроде бы затрубил отбой.

 Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри. Сквозь строй дважды отверг этот файл. Линейная мутация. И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он. У Бринкерхоффа подогнулись колени. Он не мог понять, почему Мидж всегда права.

 - Беккеру нравилось это немецкое слово, означающее убийство. От него так и веяло холодом. - Ermordung. Он… он был?. - Да, убит. - Но… но это невозможно! - У немца перехватило дыхание.  - Я там. У него случился инфаркт.

Mature sexi milf

About Yozshushura

Ну и ну, - ужаснулась.  - Шестьсот сорок семь ссылок на уран, плутоний и атомные бомбы.

Related Posts

913 Comments

Post A Comment