Liza minnelli nude

945 Share

Liza minnelli nude

 Конечно. Но я думаю, что одно с другим может быть связано самым непосредственным образом. Сьюзан отказывалась его понимать. - Это долгая история. Она повернулась к монитору и показала на работающего Следопыта. - Я никуда не спешу. Стратмор сокрушенно вздохнул и начал мерить шагами комнату. - Очевидно, когда Танкадо умер, рядом находились свидетели. Согласно словам офицера, который отвел Дэвида в морг, некий канадский турист сегодня утром в панике позвонил в полицию и сказал, что у одного японца в парке случился сердечный приступ. Прибыв на место, офицер увидел мертвого Танкадо, рядом с которым находился упомянутый канадец, и тут же по рации вызвал скорую.

Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась. Но Стратмор не дал ей договорить. - Сьюзан, это же абсолютно ясно. Танкадо выгравировал ключ Цифровой крепости на кольце. Золото долговечно. Что бы он ни делал - спал, стоял под душем, ел, - ключ всегда при нем, в любую минуту готовый для опубликования. - На пальце? - усомнилась Сьюзан.

Еще одно усилие. Где-то под брюхом автобуса клацнуло сцепление: сейчас водитель переключит рычаг скоростей. Сейчас переключит. Мне не успеть. Но когда шестерни разомкнулись, чтобы включилась другая их пара, автобус слегка притормозил, и Беккер прыгнул. Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку. Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки. Беккер грохнулся на пол возле двери. Мостовая стремительно убегала назад в нескольких дюймах внизу.

Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под. Колокола на башне Гиральда созывали людей на утреннюю мессу. Этой минуты ждали все жители города.

И вот Халохот уже за спиной жертвы. Как танцор, повторяющий отточенные движения, он взял чуть вправо, положил руку на плечо человеку в пиджаке цвета хаки, прицелился и… выстрелил. Раздались два приглушенных хлопка. Беккер вначале как бы застыл, потом начал медленно оседать. Быстрым движением Халохот подтащил его к скамье, стараясь успеть, прежде чем на спине проступят кровавые пятна. Шедшие мимо люди оборачивались, но Халохот не обращал на них внимания: еще секунда, и он исчезнет. Он ощупал пальцы жертвы, но не обнаружил никакого кольца. Еще .

Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости. Его аналитический ум искал выход из создавшегося положения. Сознание нехотя подтверждало то, о чем говорили чувства. Оставался только один выход, одно решение. Он бросил взгляд на клавиатуру и начал печатать, даже не повернув к себе монитор. Его пальцы набирали слова медленно, но решительно.

791 Share

Liza minnelli nude

Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло. - Очень хорошенькие? - повторил он с нарочитым немецким акцентом.  - Рыженькие. - Да, а как зовут вашего брата. Я скажу вам, кто его сегодня сопровождает, и мы сможем прислать ее к вам завтра. - Клаус Шмидт, - выпалил Беккер имя из старого учебника немецкого. Долгая пауза. - Сэр… я не нахожу Клауса Шмидта в книге заказов, но, быть может, ваш брат хотел сохранить инкогнито, - наверное, дома его ждет жена? - Он непристойно захохотал. - Да, Клаус женат.

 Твое сокровище в беде, коммандер, - пробормотал.  - Не веришь моей интуиции. Так я тебе докажу. ГЛАВА 20 Городская больница располагалась в здании бывшей начальной школы и нисколько не была похожа на больницу. Длинное одноэтажное здание с огромными окнами и ветхое крыло, прилепившееся сзади. Беккер поднялся по растрескавшимся ступенькам. Внутри было темно и шумно. Приемный покой представлял собой бесконечный узкий коридор с выстроившимися в ряд во всю его длину складными стульями. Установленная на треноге картонная табличка с надписью OFICINA стрелкой указывала направление.

 - Стратмор сказал, что у них все в порядке. - Он солгал. Бринкерхофф не знал, что на это ответить. - Ты утверждаешь, что Стратмор намеренно запустил в ТРАНСТЕКСТ вирус. - Нет! - отрезала.  - Не думаю, что он знал, что имеет дело с вирусом. Я думаю, он был введен в заблуждение. Бринкерхофф молчал. Мидж Милкен явно чего-то не поняла.

Казалось, на директора его слова не произвели впечатления. - Должен быть другой выход. - Да, - в сердцах бросил Джабба.  - Шифр-убийца. Но единственный человек, которому известен ключ, мертв. - А метод грубой силы? - предложил Бринкерхофф.  - Можно ли с его помощью найти ключ. Джабба всплеснул руками. - Ради всего святого.

 Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР. Стремительно исчезал уровень авторизации файлов - последняя линия обороны. А у входа толпились бандиты. - Внимание! - скомандовал Фонтейн. Соши смотрела на монитор и читала вслух: - В бомбе, сброшенной на Нагасаки, использовался не плутоний, а искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238.

Постучите тихонько. Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами. Беккер изобразил улыбку. - Я должен идти. Он извинился перед немцем за вторжение, в ответ на что тот скромно улыбнулся. - Keine Ursache. Беккер вышел в коридор. Нет проблем. А как же проваливай и умри.

786 Share

Liza minnelli nude

У Сьюзан свело желудок. Она подняла голову. - Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об.  - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица. Хейл улыбнулся: - Ну конечно… Принцип Бергофского. - А также здравый смысл! - отрезала .

 - Мидж зло посмотрела на него и протянула руку.  - Давай ключ. Я жду. Бринкерхофф застонал, сожалея, что попросил ее проверить отчет шифровалки. Он опустил глаза и посмотрел на ее протянутую руку. - Речь идет о засекреченной информации, хранящейся в личном помещении директора. Ты только представь себе, что будет, если об этом станет известно. - Директор в Южной Америке.

Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый. Они уже пытались сделать то же самое в Мулен Руж, в отеле Брауне пэлис и в Голфиньо в Лагосе. Но что попало на газетную полосу. Правда. Самый гнусный Веллингтон из всех, что мне доводилось пробовать.

Она раскусила эту тактику разделяй и властвуй, тактику отставного морского пехотинца. Солги и столкни лбами своих врагов. - Это чистая правда! - кричал.  - Мы должны позвать людей на помощь. Нам обоим грозит опасность. Сьюзан не верила ни единому его слову. Хейл подтянул ноги и немного приподнялся на корточках, желая переменить позу. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел. Когда Хейл перестал на нее давить, Сьюзан почувствовала, что ее онемевшие ноги ожили.

Ему казалось, что с него сорваны все внешние покровы. Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под .

Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать. Джабба заглянул в распечатку. - Вот что я хочу сказать.

876 Share

Liza minnelli nude

 - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал. - Расскажи.  - Она надулась.  - Если не скажешь, тебе меня больше не видать. - Врешь. Она ударила его подушкой.

Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну. Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты. Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром. Кардинальное отличие Монокля заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации. Пользователь вводил информацию с помощью крошечных контактов, закрепленных на пальцах.

 - В трубке воцарилась тишина, и Джабба подумал, что зашел слишком.  - Прости меня, Мидж. Я понимаю, что ты приняла всю эту историю близко к сердцу. Стратмор потерпел неудачу. Я знаю, что ты о нем думаешь. - Это не имеет никакого отношения к Попрыгунчику, - резко парировала. Вот это чистая правда, - подумал Джабба. - Послушай, Мидж, к Стратмору я не отношусь ни плохо ни хорошо. Ну, понимаешь, он криптограф. Они все, как один, - эгоцентристы и маньяки.

Наверное, Испания напомнила мне о том, что по-настоящему важно. - Помогать вскрывать шифры? - Она чмокнула его в щеку.  - Как бы там ни было, ты поможешь мне с моей рукописью. - Рукописью. - Да. Я решила ее издать. - Издать? - Он с сомнением покачал головой.  - Издать. - Некоторые идеи о протоколах вариативных фильтров и квадратичных остатках.

Кипя от злости, тот нырнул в стремительно уплотняющуюся толпу. Он должен настичь Дэвида Беккера. Халохот отчаянно пытался протиснуться к концу улочки, но внезапно почувствовал, что тонет в этом море человеческих тел. Со всех сторон его окружали мужчины в пиджаках и галстуках и женщины в черных платьях и кружевных накидках на опущенных головах. Они, не замечая Халохота, шли своей дорогой, напоминая черный шуршащий ручеек. С пистолетом в руке он рвался вперед, к тупику. Но Беккера там не оказалось, и он тихо застонал от злости. Беккер, спотыкаясь и кидаясь то вправо, то влево, продирался сквозь толпу. Надо идти за ними, думал .

Фонтейн глубоко вздохнул. Его темные глаза выжидающе смотрели на Сьюзан. - Мисс Флетчер, как вы полагаете, если это не ключ, то почему Танкадо обязательно хотел его отдать. Если он знал, что мы его ликвидируем, то естественно было бы ожидать, что он накажет нас, допустив исчезновение кольца. В разговор вмешался новый участник. - Д-директор. Все повернулись к экрану. Это был агент Колиандер из Севильи. Он перегнулся через плечо Беккера и заговорил в микрофон: - Не знаю, важно ли это, но я не уверен, что мистер Танкадо знал, что он пал жертвой покушения.

173 Share

Liza minnelli nude

Беккер оглядел затейливое убранство бара и подумал, что все, что с ним происходит, похоже на сон. В любой другой реальности было бы куда больше здравого смысла. Я, университетский профессор, - подумал он, - выполняю секретную миссию. Бармен с любезной улыбкой протянул Беккеру стакан: - A su gusto, senor. Клюквенный сок и капелька водки. Беккер поблагодарил. Отпил глоток и чуть не поперхнулся. Ничего себе капелька.

Никогда еще получение разведывательной информации не было столь легким делом. Шифры, перехваченные АНБ, вводились в ТРАНСТЕКСТ и через несколько минуты выплевывались из машины в виде открытого текста. Секретов отныне больше не существовало. Чтобы еще больше усилить впечатление о своей некомпетентности, АНБ подвергло яростным нападкам программы компьютерного кодирования, утверждая, что они мешают правоохранительным службам ловить и предавать суду преступников. Участники движения за гражданские свободы торжествовали и настаивали на том, что АНБ ни при каких обстоятельствах не должно читать их почту. Программы компьютерного кодирования раскупались как горячие пирожки. Никто не сомневался, что АНБ проиграло сражение. Цель была достигнута.

Дьявол ворвался в святилище в поисках выхода из Божьего дома, так пусть он уйдет, и как можно скорее. Тем более что проник он сюда в самый неподходящий момент. Побледневший кардинал показал рукой на занавешенную стену слева от. Там была потайная дверь, которую он установил три года. Дверь вела прямо во двор. Кардиналу надоело выходить из церкви через главный вход подобно обычному грешнику. ГЛАВА 96 Промокшая и дрожащая от холода, Сьюзан пристроилась на диванчике в Третьем узле. Стратмор прикрыл ее своим пиджаком. В нескольких метрах от них лежало тело Хейла. Выли сирены.

Под колесами быстро побежала авеню Луис Монтоно. Слева остался футбольный стадион, впереди не было ни одной машины. Тут он услышал знакомый металлический скрежет и, подняв глаза, увидел такси, спускавшееся вниз по пандусу в сотне метров впереди. Съехав на эту же улицу, оно начало набирать скорость, двигаясь прямо в лоб мотоциклу. Он должен был бы удариться в панику, но этого не произошло: он точно знал, куда держит путь. Свернув влево, на Менендес-пелайо, он прибавил газу. Мотоцикл пересек крохотный парк и выкатил на булыжную мостовую Матеус-Гаго - узенькую улицу с односторонним движением, ведущую к порталу Баррио - Санта-Крус. Еще чуть-чуть, подумал. Такси следовало за Беккером, с ревом сокращая скорость. Свернув, оно промчалось через ворота Санта-Крус, обломав в узком проезде боковое зеркало.

Интересно, увидит ли пилот лирджета, что он подъезжает. Есть ли у него оружие. Откроет ли он вовремя дверцу кабины. Но, приблизившись к освещенному пространству открытого ангара, Беккер понял, что его вопросы лишены всякого смысла. Внутри не было никакого лирджета. Он несколько раз моргнул затуманенными глазами, надеясь, что это лишь галлюцинация. Увы, ангар был пуст. О Боже. Где же самолет. Мотоцикл и такси с грохотом въехали в пустой ангар.

Он почувствовал, что умирает, и вполне логично предположил, что это наших рук. Тут все совпадает. Он решил, что мы добрались до него и, вероятно, отравили - ядом, вызывающим остановку сердца. Он понимал, что мы могли решиться на это только в одном случае - если нашли Северную Дакоту. По спине Сьюзан пробежал холодок. - Конечно, - чуть слышно сказала.  - Танкадо подумал, что раз мы приостановили действие его страхового полиса, то можем приостановить и его. Постепенно она начала понимать.

398 Share

Liza minnelli nude

 - Вчера вечером я специально позвонил дежурному лаборатории систем безопасности и попросил его сегодня не выходить на работу. Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно.

 - Он протянул конверт Беккеру, и тот прочитал надпись, сделанную синими чернилами: Сдачу возьмите. Беккер открыл конверт и увидел толстую пачку красноватых банкнот. - Что. - Местная валюта, - безучастно сказал пилот. - Я понимаю.  - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.

Когда я опустился на колени, чтобы помочь ему, этот человек стал совать мне пальцы прямо в лицо. Он хотел отдать кольцо. Какие же страшные были у него руки. - Вот тут-то вы и рассмотрели его кольцо. Глаза Клушара расширились. - Так полицейский сказал вам, что это я взял кольцо. Беккер смущенно подвинулся. Клушар вдруг разбушевался. - Я знал, что он меня не слушает.

 Утечка информации. - Никаких изменений. Внезапно Мидж судорожно указала на экран. - Смотрите. На экран выплыла надпись: КЛЮЧ К ШИФРУ-УБИЙЦЕ ПОДТВЕРЖДЕН - Укрепить защитные стены! - приказал Джабба. Но Соши, опередив его, уже отдала команду. - Утечка прекратилась! - крикнул техник. - Вторжение прекращено.

Я хочу открыть этот проклятый файл и ознакомиться с созданной Танкадо программой. Сьюзан была столь же любопытна, как и ее шеф, но чутье подсказывало ей, что расшифровка алгоритма Цифровой крепости неразумна, какой бы интерес это ни представляло. В данный момент эта чертова программа надежно зашифрована и абсолютно безопасна. Но как только шифр будет взломан… - Коммандер, а не лучше ли будет… - Мне нужен ключ! - отрезал. Сьюзан должна была признать, что, услышав о Цифровой крепости, она как ученый испытала определенный интерес, желание установить, как Танкадо удалось создать такую программу. Само ее существование противоречило основным правилам криптографии. Она посмотрела на шефа. - Вы уничтожите этот алгоритм сразу же после того, как мы с ним познакомимся. - Конечно. Так, чтобы не осталось и следа.

 Из этого следует, - Джабба шумно вздохнул, - что Стратмор такой же псих, как и все его сотруднички. Однако я уверяю тебя, что ТРАНСТЕКСТ он любит куда больше своей дражайшей супруги. Если бы возникла проблема, он тут же позвонил бы. Мидж долго молчала. Джабба услышал в трубке вздох - но не мог сказать, вздох ли это облегчения. - Итак, ты уверен, что врет моя статистика. Джабба рассмеялся. - Не кажется ли тебе, что это звучит как запоздалое эхо.

141 Share

Liza minnelli nude

ГЛАВА 30 Альфонсо XIII оказался небольшим четырехзвездочным отелем, расположенным в некотором отдалении от Пуэрта-де-Хереса и окруженным кованой чугунной оградой и кустами сирени. Поднявшись по мраморным ступенькам, Дэвид подошел к двери, и она точно по волшебству открылась. Привратник проводил его в фойе. - Багаж, сеньор. Я могу вам помочь. - Спасибо, не. Мне нужен консьерж. На лице привратника появилась обиженная гримаса, словно Беккер чем-то его оскорбил. - Рог aqui, senor.

 В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. ТРАНСТЕКСТ все равно справился. - Время. - Три часа. Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго.

 О. Я вижу, вам действительно очень нужно это Кольцова. Беккер мрачно кивнул. - Кому вы его продали. Тучный немец в полном недоумении сидел на кровати. Надежды на романтический вечер рушились по непонятной причине. - Was passiert? - нервно спросил.  - Что происходит. Беккер не удостоил его ответом.

Сейчас она держалась подчеркнуто сдержанно, и это пугало его еще сильнее. - Так в чем же проблема, Фил? - спросил Стратмор, открывая холодильник.  - Может, чего-нибудь выпьешь. - Нет, а-а… нет, спасибо, сэр.  - Ему трудно было говорить - наверное потому, что он не был уверен, что его появлению рады.  - Сэр, мне кажется… что с ТРАНСТЕКСТОМ какая-то проблема. Стратмор закрыл дверцу холодильника и без тени волнения взглянул на Чатрукьяна. - Ты имеешь в виду работающий монитор. Чатрукьян растерялся. - Так вы обратили внимание.

 - Он сказал, что на кольце были выгравированы какие-то буквы. - Буквы. - Да, если верить ему - не английские.  - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений. - Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей.

Он должен быть. Дворик под названием Апельсиновый сад прославился благодаря двум десяткам апельсиновых деревьев, которые приобрели в городе известность как место рождения английского мармелада. В XVI11 веке некий английский купец приобрел у севильской церкви три десятка бушелей апельсинов и, привезя их в Лондон, обнаружил, что фрукты горькие и несъедобные. Он попытался сделать из апельсиновой кожуры джем, но чтобы можно было взять его в рот, в него пришлось добавить огромное количество сахара. Так появился апельсиновый мармелад. Халохот пробирался между деревьями с пистолетом в руке. Деревья были очень старыми, с высокими голыми стволами. Даже до нижних веток было не достать, а за неширокими стволами невозможно спрятаться. Халохот быстро убедился, что сад пуст, и поднял глаза вверх, на Гиральду.

531 Share

Liza minnelli nude

Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло. Над головой автоматически зажглись лампы дневного света. Сьюзан нервничала: прошло уже слишком много времени. Взглянув на Следопыта, она нахмурилась. - Ну давай же, - пробормотала.  - У тебя было много времени. Сьюзан положила руку на мышку и вывела окно состояния Следопыта.

 Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. - У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее. - Что же тогда случилось? - спросил Фонтейн.  - Я думал, это вирус. Джабба глубоко вздохнул и понизил голос. - Вирусы, - сказал он, вытирая рукой пот со лба, - имеют привычку размножаться.

Девушка наконец нашла то, что искала, - газовый баллончик для самозащиты, экологически чистый аналог газа мейс, сделанный из острейшего кайенского перца и чили. Одним быстрым движением она выпрямилась, выпустила струю прямо в лицо Беккеру, после чего схватила сумку и побежала к двери. Когда она оглянулась, Дэвид Беккер лежал на полу, прижимая ладони к лицу и корчась от нестерпимого жжения в глазах. ГЛАВА 71 Токуген Нуматака закурил уже четвертую сигару и принялся мерить шагами кабинет, потом схватил телефонную трубку и позвонил на коммутатор. - Есть какие-нибудь сведения о номере? - выпалил он, прежде чем телефонистка успела сказать алло. - Пока ничего, сэр. Кажется, придется повозиться дольше, чем ожидалось, - это был звонок с мобильника. С мобильника, - мысленно повторил Нуматака.  - Это кое-что. К счастью для японской экономики, у американцев оказался ненасытный аппетит к электронным новинкам.

Шифровалку намеренно разместили за естественной ширмой из высоченных кленов, и ее не было видно из большинства окон комплекса АНБ, а вот отсюда открывался потрясающий вид - как будто специально для директора, чтобы он мог свободно обозревать свои владения. Однажды Мидж предложила Фонтейну перебраться в эту комнату, но тот отрезал: Не хочу прятаться в тылу. Лиланд Фонтейн был не из тех, кто прячется за чужими спинами, о чем бы ни шла речь. Мидж открыла жалюзи и посмотрела на горы, потом грустно вздохнула и перевела взгляд на шифровалку. Вид купола всегда приносил ей успокоение: он оказался маяком, посверкивающим в любой час суток. Но сегодня все было по-другому. Она поймала себя на мысли, что глаза ее смотрят в пустоту. Прижавшись лицом к стеклу, Мидж вдруг почувствовала страх - безотчетный, как в раннем детстве.

Эта абракадабра представляла собой зашифрованный текст: за группами букв и цифр прятались слова. Задача дешифровщиков состояла в том, чтобы, изучив его, получить оригинальный, или так называемый открытый, текст. АНБ пригласило Беккера, потому что имелось подозрение, что оригинал был написан на мандаринском диалекте китайского языка, и ему предстояло переводить иероглифы по мере их дешифровки. В течение двух часов Беккер переводил бесконечный поток китайских иероглифов. Но каждый раз, когда он предлагал перевод, дешифровщики в отчаянии качали головами. Очевидно, получалась бессмыслица. Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера. - То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение.

Стратмор наморщил лоб и прикусил губу. Мысли его метались. Он, конечно, с легкостью мог набрать код лифта и отправить Сьюзан домой, но она нужна ему. Она должна помочь ему найти ключ в компьютере Хейла. Стратмор пока не сказал ей, что этот ключ представляет для него отнюдь не только академический интерес. Он думал, что сможет обойтись без ее участия - принимая во внимание ее склонность к самостоятельности - и сам найдет этот ключ, но уже столкнулся с проблемами, пытаясь самостоятельно запустить Следопыта. Рисковать еще раз ему не хотелось. - Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней .

818 Share

Liza minnelli nude

У нее красно-бело-синие волосы. Парень фыркнул. - Сегодня годовщина Иуды Табу. У всех такие… - На ней майка с британским флагом и серьга в форме черепа в одном ухе. По выражению лица панка Беккер понял, что тот знает, о ком идет речь. Мелькнул лучик надежды. Но уже через минуту парень скривился в гримасе. Он с силой стукнул бутылкой по столу и вцепился в рубашку Беккера. - Она девушка Эдуардо, болван. Только тронь ее, и он тебя прикончит.

В верхней губе у него торчала серебряная запонка, на нем была черная кожаная куртка, надетая на голое тело. - Какого черта тебе надо? - прорычал он хриплым голосом - с явным нью-йоркским акцентом. Сдерживая подступившую к горлу тошноту, Беккер успел заметить, что все пассажиры повернулись и смотрят на. Все как один были панки. И, наверное, у половины из них - красно-бело-синие волосы. - Sientate! - услышал он крик водителя.  - Сядьте. Однако Беккер был слишком ошеломлен, чтобы понять смысл этих слов. - Sientate! - снова крикнул водитель.

 Так не пойдет! - рявкнул Стратмор, - Мне нужен ключ. - У меня нет никакого ключа. - Хватит врать! - крикнул Стратмор.  - Где. Хейл сдавил горло Сьюзан. - Выпустите меня, или она умрет. Тревор Стратмор заключил в своей жизни достаточно сделок, когда на кону были высочайшие ставки, чтобы понимать: Хейл взвинчен и крайне опасен. Молодой криптограф загнал себя в угол, а от противника, загнанного в угол, можно ожидать чего угодно: он действует отчаянно и непредсказуемо. Стратмор знал, что его следующий шаг имеет решающее значение.

Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности. - Вам нужен ключ. Я поняла так, что весь смысл в том, чтобы его уничтожить. - Верно. Но я хочу иметь копию. Я хочу открыть этот проклятый файл и ознакомиться с созданной Танкадо программой. Сьюзан была столь же любопытна, как и ее шеф, но чутье подсказывало ей, что расшифровка алгоритма Цифровой крепости неразумна, какой бы интерес это ни представляло. В данный момент эта чертова программа надежно зашифрована и абсолютно безопасна. Но как только шифр будет взломан… - Коммандер, а не лучше ли будет… - Мне нужен ключ! - отрезал .

Сьюзан слегка оторопела и прикрыла глаза рукой. Ее обдало порывом воздуха, и машина проехала мимо. Но в следующее мгновение послышался оглушающий визг шин, резко затормозивших на цементном полу, и шум снова накатил на Сьюзан, теперь уже сзади. Секунду спустя машина остановилась рядом с. - Мисс Флетчер! - раздался изумленный возглас, и Сьюзан увидела на водительском сиденье электрокара, похожего на те, что разъезжают по полям для гольфа, смутно знакомую фигуру. - Господи Иисусе! - воскликнул водитель.  - С вами все в порядке. Мы уж думали, вы все погибли. Сьюзан посмотрела на него отсутствующим взглядом.

Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна. Беккер вильнул в сторону, и тут же боковое зеркало превратилось в осколки. Он почувствовал, как этот удар передался на руль, и плотнее прижался к мотоциклу. Боже всевышний. Похоже, мне не уйти. Асфальт впереди становился светлее и ярче. Такси приближалось, и свет его фар бросал на дорогу таинственные тени.

482 Share

Liza minnelli nude

Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки. В трубке послышались короткие гудки. В сердцах он швырнул трубку на рычаг. - Черт! - Фонтейн снова схватил трубку и набрал номер мобильника Стратмора. На этот раз послышались длинные гудки. Фонтейн насчитал уже шесть гудков. Бринкерхофф и Мидж смотрели, как он нервно шагает по комнате, волоча за собой телефонный провод.

Панк брезгливо ее пожал. - Проваливал бы ты, пидор. Беккер убрал руку. Парень хмыкнул. - Я тебе помогу, если заплатишь. - Сколько? - быстро спросил Беккер. - Сотню баксов. Беккер нахмурился. - У меня только песеты.

Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями. Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для успешной атаки на стандартный ключ самому быстрому компьютеру АНБ - секретнейшему Крей-Джозефсону II - потребуется более девятнадцати лет. К тому времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность. Оказавшись в условиях подлинного разведывательного затемнения, АНБ выпустило секретную директиву, одобренную президентом Соединенных Штатов.

И теперь - во что просто не верится - какой-то ни о чем не подозревающий канадский турист держит в своих руках ключ к самому мощному шифровальному алгоритму в истории. Сьюзан набрала полные легкие воздуха и задала неизбежный вопрос: - И где же теперь этот канадец. Стратмор нахмурился: - В этом вся проблема. - Офицер полиции этого не знает. - Не имеет понятия. Рассказ канадца показался ему полным абсурдом, и он подумал, что старик еще не отошел от шока или страдает слабоумием. Тогда он посадил его на заднее сиденье своего мотоцикла, чтобы отвезти в гостиницу, где тот остановился. Но этот канадец не знал, что ему надо держаться изо всех сил, поэтому они и трех метров не проехали, как он грохнулся об асфальт, разбил себе голову и сломал запястье. - Что? - Сьюзан не верила своим ушам.

Сьюзан наклонилась и подняла. Это было письмо. Дорогие друзья, сегодня я свожу счеты с жизнью, не в силах вынести тяжести своих грехов… Не веря своим глазам, Сьюзан медленно читала предсмертную записку. Все это было так неестественно, так непохоже на Хейла, а список преступлений больше напоминал перечень сданного в прачечную белья. Он признался во всем - в том, как понял, что Северная Дакота всего лишь призрак, в том, что нанял людей, чтобы те убили Энсея Танкадо и забрали у него кольцо, в том, что столкнул вниз Фила Чатрукьяна, потому что рассчитывал продать ключ от Цифровой крепости. Сьюзан дошла до последней строки. В ней говорилось о том, к чему она совершенно не была готова. Последние слова записки стали для нее сильнейшим ударом. И в первую очередь я сожалею о Дэвиде Беккере. Простите .

 Должно ведь быть какое-то объяснение. - Оно есть, - кивнул Стратмор.  - Тебя оно не обрадует. - В ТРАНСТЕКСТЕ сбой. - ТРАНСТЕКСТ в полном порядке. - Вирус. - Никакого вируса. Выслушай меня внимательно, - попросил Стратмор.

Come far godere la moglie

About Zugami

Беккер постарался придать своему испанскому тяжелый немецкий акцент: - Hola, hablas Aleman. - Нет, но я говорю по-английски, - последовал ответ. Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо.

Related Posts

547 Comments

Post A Comment